Стихи Тайная тетрадь Тайная тетрадь

Тайная тетрадь

Ты снился мне

Тайная тетрадь

Ты снился мне. Чужие так не снятся
Соцветия невыплаканных трав
Сопрели в сене. Летнее богатство
Сошло под снег. Боялась просыпаться,
Я замерла, ладонь твою признав.
Как тихий корень, сердце притаилось,
Как пойманный кузнечик, притворилось
На время мертвым. Светлая ладонь
Потерянность снимала и унылость,
И примиряла... Нет, это не сон.
Чужие так не снятся. О спасенье
Не молят неизвестного. Тепло
Проращивает семя по весенней
Назревшей дате. Внутреннее зренье
Во мне взошло. И слезы отвело.

1978—88

 

Нахожу себя в сквере, на скамейке щербатой

Тайная тетрадь

Нахожу себя в сквере, на скамейке щербатой,
Где мне ноги давно уж комары искусали.
Поэтический сборник листаю, едва ли
Узнавая слова, замирая над датой.
Представляю дорогу и какие-то склоны,
Виноградник, шелковицы и абрикосы,
Я не вижу ни строчки и, книгу отбросив,
Наблюдаю, как в омуте пыльно-зеленом
Намечается жизнь. Ты ее обживаешь,
Утепляешь дыханьем безличное «где-то».
Как нелепы стихи неизвестных поэтов,
Не понятно ни слова, а все-таки, знаешь...
Представляю дорогу и тебя — загорелый,
Ты идешь, по-цыгански глазами играя,
Будто жизнь — и не омут, а пыль — золотая,
Обживание будто бы — милое дело.
То есть впрямь оно милое — вижу маслины,
Их мучнистые ягоды ты задеваешь,
Не понятно ни строчки, а все-таки, знаешь,
Обживаешь ты сердце, его сердцевину.
Не оно ли ведет меня — вижу дорогу,
Драгоценную пыль над твоей головою,
Погоди отдаляться, я книгу закрою,
И открою глаза, и очнусь понемногу.

1977-88

 

 

Воскресенье

Тайная тетрадь

Какое прозрачное,
тихое море сегодня!
Ленивые волны
не бьются о скользкие камни
В порту, надломившись,
застыли усталые краны.
Для праздных и праздничных
спущены с катера сходни.
Поедем и мы
на косу, шелестящую лохом
В настоенный зноем
полынно-ромашковый омут,
Где, сон нагоняя,
лишь чайки упругие стонут
Да вторит им море
протяжно-разморенным
вздохом…
Здесь замерло время,
не мучая нас ожиданьем.
Какое нам дело,
что где-то ревут самолеты?
...Вчера это было?
Тебя уже звали пилоты.
Ты с трапа кричал:
— Не прощаюсь с тобой!
До свиданья!

1977 

 

Мы в этих городах не знали суеты

Тайная тетрадь

Мы в этих городах не знали суеты,
Нe ждали телеграмм и писем не писали,
Нас сумерки насквозь печалями пронзали,
Но были мы давно с печалями на «ты».
А желтый полдень жег и плавил все округ,
В янтарь переводя оскому винограда,
Он сердце донимал, но от любимых рук
Спускалась по плечам спокойная прохлада.
И чаек переклик, и ровная волна
Все радовало нас, с печалями согласно,
В те дни души, когда на горизонте ясно,
И двое смотрят вдаль из синего окна.

1981 

 

Дни весенних первоцветов

Тайная тетрадь

Дни весенних первоцветов,
Солнца поворот!
Перечеркиваю сметы
Мелочных забот.
Снова плавится железо
И куется сталь.
Утешаешь? Бесполезно.
Ничего не жаль!
Сколько я не замечала
Откровенных слов...
Начинаю все сначала,
Без черновиков.
Вот, мой друг, какие песни,
У моей души.
Даже старые болезни
Новы и свежи.
Даже старые печали
Стаяли на нет,
Будто жизнь моя в начале
Миллиона лет.

1980

 

Конец и начало, в висках застучало

Тайная тетрадь

Конец и начало, в висках застучало.
Где мудрые старцы живут?
Кто скажет, зачем меня так укачало
На этом ковчеге еще у причала?
Будь проклят, сиротский приют!
Кто мудрой рукой отодвинет туманы,
Беду отведет от лица?
Внизу субмарины, вверху караваны.
Невольничьи рынки, продажные страны,
Началу не видно конца.
Какому молиться безбожному богу?
Какою монетой платить?
Какой узелок и в какую дорогу
Уже собирать, и подстраивать ногу,
И песню о чем заводить?

1980

 

Есть одно недомоганье — ожиданье

Тайная тетрадь

Есть одно недомоганье — ожиданье:
Одуванчиков, рассеянных в траве,
Начинанья, детской вышивки дерзанья
По апрельской чуть намеченной канве.
Ожидание минуты повечерней,
Когда, вглядываясь в лунный леденец.
Замечаешь размягченное свеченье
В стылой сини, и вздыхаешь: наконец!
Наконец-то отпустило, отступило
Черно-белое январское сукно,
И ударило упругое ветрило
Пролетающего вестника в окно.
Вот и дрогнули, поплыли — день за вечер.
Небо в пенках от топленых янтарей,
Ожидания иззябшие предплечья
Загорели — вот и лето у дверей.

1979

 

За окнами шуршание метели

Тайная тетрадь

За окнами шуршание метели,
На потолке две лунных полосы.
Двенадцать раз пропели-проскрипели
В пустынно-темной комнате часы.
Как странно, что и сон такой не снился,
И мысли были проще и трезвей...
Сиреневый бессмертник поселился
В каменоломнях памяти моей.
Там вянут травы в солнечном покое,
Ржавеют под откосом якоря,
Ведет метель мелодию прибоя,
Недолог путь в июль из января.
Где это было? Не было? Забыто?
Во мне болит тот чистый небосклон.
И не заснуть, глаза мои открыты
На третий час и третий перезвон.
Метель шумела, пела, рисовала
Прибежище, где трудится прибой,
Где заросли бессмертником отвалы,
Где не могла я быть и не бывала.
Но что это со мной?
Но что так мучит смутною Морокой,
Допрашивает, бьется о стекло
Сухой волной с оттяжкою глубокой?
Что это было? Было ли? Прошло?
Не знаю, никогда я не узнаю.
Мне надо спать, мне завтра предстоит
Укол новокаина, и сквозная
Тупая боль, и пуля разрывная,
Что аиста не пощадит.

1980

 

Мне хочется радость дарить

Тайная тетрадь

Мне хочется радость дарить,
Какую умею и смею.
Не держит нас тонкая нить —
И все же стревожена ею.
И все ж опасаюсь порвать
Родную, что путает ноги.
Не надо меня отсылать
Просить медяки у дороги.
А если порвется, сама
Пойду по дорогам разутым,
Не надо чужого ума
Моим откровенным минутам.
А смысла, как не было, нет,
Дарила — сама была рада.
Когда же порвется, вослед
Не надо поправок, не надо.

1980

 

Иссушите душу, истопчите

Тайная тетрадь

Иссушите душу, истопчите,
Утешайте Фениксом воскресшим!
Сколько, же у сердца на орбите
Отгоревших спутников надежды?
Что же мы, безумцы, сатанея,
Возлюбивших раним и калечим?
А потом, дурея от елея,
Отпеваем, зажигаем свечи,
Каемся... Убийца лицемерный!
Как живешь, возлюбленный пресветлый?
Нету очищения от скверны,
Лету возрождения из пепла.

1978

 
Еще статьи...