Стихи По эту сторону Нейтральная полоса

Нейтральная полоса

Я выросла из старой кожи, Боже!

Я выросла из старой кожи, Боже!
Просто, что поминаю имя всуе, не спасу я
Тщеславную тщету души, и все же
Прости, ибо тебя взыскую.
Но получаются стихи, сия стихия
Сиятельней любых лучей и ореолов.
Во слово, тщание его молюсь в лихие
Часы ночей грехопаденья и раскола.

Подробнее...

 

Соня, не стаканы летят с подноса, с откоса — страны

Соня, не стаканы летят с подноса, с откоса — страны,
Стоны сползают со стен. Проворьте его карманы!
Раскол. Сколько же нам колоться в косом дурмане?
Что у него в кармане? Он тот, кто не с нами.
Соня, спаси его, но заранее наказание
Негде уже отбывать. Зачем покаяние
Снимают в цвете? Разве оно не черно-белое?
Разве о нем не молчат? Но зачем я кричу, что я делаю?
Соня! Бесовство, бессонницы — что это с нами?
Совесть устала подсказывать снами. Часами
По раскаленной столице он мечется. После раскола.
Студент, любящий сын, член комсомола.

Подробнее...

 

Я ухожу все дальше, оглядываясь на каждом шагу

VI

Я ухожу все дальше, оглядываясь на каждом шагу.
Мне жаль остающееся, но я ухожу все дальше,
Я не вижу дороги, по которой иду, в темноте,
Ослепленная мощными прожекторами.
Густую воду пространства я режу подобно ножу,
И ухожу все дальше, не разбирая дороги.
И я же стою на обрывистом берегу, над морем,
Распластанном далеко внизу, и вижу,
Как отчаливают лодки с людьми и скарбом.
Впереди, ныряя пингвинами, самые малые дети
Плывут, указывая дорогу взрослым в тяжелых лодках.
Я гляжу с такого обрыва, что мне видно как на ладони:
Они уплывают поспешно. Это и значит, что я ухожу.
Я не знаю, куда я иду, в темноте, но ухожу все дальше.
Мне жаль остающееся, отплывающее поспешно,
Но мне ведомо также некое новое одиночество.
В котором уже не бывает ни горя, ни радости,
Поэтому им не делятся, разве что эпически обобщают.
Уходящих должно быть много, но идут они поодиночке,

Подробнее...

 

Синее сновидение

V

Синее сновидение

Здравствуйте, милые инопланетяне! Я уже заждалась.
Так я и знала, что синее, куда я падаю — иноземное,
Хотя зимние сумерки за окном иногда его напоминают.
Так и знала, что райские кущи — не приморские санатории,
Хотя вечернее небо над белыми корпусами, летом,
Иногда и напоминают зимние сумерки за окном.
Только не смейтесь надо мной, не смейтесь.
Что-то такое синее есть у Рериха и Рокуэлла Кента
И у Сезанна па картине «Летний вечер в Танжере».
Живопись мне знакома по репродукциям, но и это немало.
А, Танжер — морской порт в северо-западной Африке
Я так и знала, по карте, конечно, что тоже неплохо.
Тем более, ничего ведь не стоит представить,
Будто ходишь по синим улочкам и вдыхаешь теплые запахи
Средиземной жизни какой-нибудь Феодосии, или Сухуми,
А волны везде выплескивают одно и то же слово: Ассоль.
По синим улочкам можно ходить часами, это неутомительно,
Они никуда не ведут, что от них никогда и не требуется,

Подробнее...

 

Мы настолько близкие, насколько неодолимо чужие

IV

Мы настолько близкие, насколько неодолимо чужие.
Настолько братья и сестры, насколько взаимонаправленные ножи.

Артериальной кровью, бьет из нас ненависть и венозной — любовь.

Мы истекаем ручейками в большие реки и вливаемся и океан
О как он солон, кровосмесительный наш Солярис.
Какие зори встают над ним из недр лазаретов,
санбатов и лепрозориев наших предназначений

Мы невостребованные письма, слетающиеся на главпочтампы
Что вы делаете с ними, милые барышни
перед тем, как сплавить в мусоропровод?

Есть среди вас любопытные, читающие их с сочувственным смехом?

Есть ли наивные, принимающие чистые монеты чужих откровений?

Подробнее...

 

Надзиратели любят в свободное время возиться с цветами

III

Надзиратели любят в свободное время возиться с цветами,
Черно-белые люди любят внешнее разнообразие.
Моя мысль забирается в подземелье, пещеры самосознания,
Где летучие мыши предчувствий грезят вниз головой
И где расцветает ромашка с черными лепестками.
Что мне делать с тобою, пресная жажда жизни?
Ты без конца белый свет разнимаешь на буквы и нотные знаки.
Ибо слишком большое разнообразие требует упорядочения.
Кто это за мной подглядывает? Лучше загляните в зеркало —
То же самое, видите? Так что незачем надзирать.
Проще превратить забаву с цветами в свое призвание
И выращивать черную розу — красных и так хватает.

Подробнее...

 

Рапсодия в сером цвете

II

Без цвета. Без вкуса. Без опоры. Без смысла.
Время отбросит на счетах еще четыре костяшки:
Без воздуха, без радости, без веры, без...
Так не бывает, они говорят, не выдумывай.
Посмотри, они говорят, разве арбуз не красный?
Включи радио, говорят, слушай музыку.
Ах, ласковый вечер, розовый май,
Ах, нежно-серое на грубо-сером фоне!
Жемчужно-серое на мышино-сером,
Серое стальное на бархатно-пыльном,
Серое волокнистое на темно-клетчатом.
Шляпы, велюры, драпы, галстуки, пиджаки.
Небо, свинцовые волны, крупная соль из пачек,
Бесснежные зимы, ревматические деревья —
Разве не серое? Но есть кое-что очевидней:
Без любви, без тепла, без доверия, без...

Подробнее...

 

Нейтральная полоса

I

А на нейтральной полосе цветы
Необычайной красоты.
В. Высоцкий.

Между странами прозы и поэзии есть нейтральная полоса.
Я прорываюсь в ее высокие травы, избежав таможенного досмотра.

Здесь можно лежать, раскинув руки, под космическими потоками,

Элементарными частицами духа, прозы или поэзии — уже неважно.

Здесь пронзают меня звездопады, льются солнечные дожди,
Прорываюсь сюда сквозь границы, избежав таможенного досмотра,

Проношу худосочные семена своих затравленных мыслей.
Здешняя земля не принадлежит никому, кроме окрестного неба,
Потому я надеюсь, семена прорастут, им не грозит прополка,
Потому я надеюсь, и они зацветут, только дайте время:
Здешние цветы ничьи, оттого и красота их необычайна.
Сюда прорываются сквозь границы, избежав таможенного досмотра,

Рисковые парни в пятнистых формах, как с той, так иной стороны,

Подробнее...

 

Я медленно просыпаюсь

VII

Я медленно просыпаюсь.
Сквозь белый туман проступают черные очертания.
Я только теперь понимаю, о чем говорил человек
несколько лет назад в вагоне третьего класса (закрыв руками лицо, склонясь вперед, перейдя па шепот).
Сквозь туман проступает нищенская чернота деревьев.
Я только теперь понимаю, что означает сон,
снившийся мне давно и с тех пор навсегда забытый. Туман по краям становится бледно-сиреневатым.
Я только теперь понимаю, отчего плакала женщина,
немолодая, сколько-то лет назад, в  подворотне (наверняка она была моложе, чем я сейчас).
Я медленно просыпаюсь, туман сгущается в голубое.

Подробнее...