Стихи По эту сторону Душа и тело Наверное, это прощание, может быть, завещание

Наверное, это прощание, может быть, завещание

VII

Я всё отдам за жизнь. Мне так нужна забота. И спичка серная меня б согрет могла.
О. Мандельштам


Наверное, это прощание, может быть, завещание:
Люди, я любила вас, поодиночке — всех.
Но опускается мой затылок па дно песчаное,
И теперь я гляжу на вас снизу вверх.
Возможно, это смещение обыденной точки зрения,
Названное страданием, имеет высшую цель.
Но пи к чему отыскивать разумные объяснения,
Когда оплетает душу подводный хмель.
Я сама могу высмеять собственные причитания,
Жалость, жестокость — два профиля одного лица.
Что же такое жизнь? Рукопись без названия.
Без обещанного начала и оправданного конца?
Ей-богу не знаю и поэтому не имею права
Па высокопарные завещания с признаниями в любви,
Вот так и проходит земная слава,
Ныне отпущаеши, душа, плыви!
Выпутывайся из темных водорослей, теки по рекам,
К источникам Месопотамии, в первородный грех.
Причитая над каждым брошенным человеком:
Люди, я любила вас. поодиночке — всех.
Плыви по зеленому Нилу в бурую Миссисипи,
Скользи меж красными шариками и белые обходи.
Я бы все отдала, чтоб услышать в скрипе
Неторопливых весел терпеливое «жди».
Впереди, вероятно, все будет тусклей и суше,
Но и в самую нищую щель пробивается божий скот.
Я и сама могу сказать себе: никого не слушан.
Ничего такого в помине нет.
Но ей-богу наверняка я поведаю и не знаю.
Что же такое жизнь, за которую не сложить цепы,
Я только обыгрываю слова, что цветут по краю
Берега над рекой, струящей сны.
А вы живите до весны, до первой соловьиной ночи,
И в час, когда насылает росы молодая луна.
Запишите в рукопись несколько свежих строчек,
Может быть, жизнь и сама не знает — кто она.