Стихи По эту сторону Осенние сентенции Детство Крым, белые розы, зацветающие в декабре

Детство Крым, белые розы, зацветающие в декабре

Осенние сентенции

* * *
Детство Крым, белые розы, зацветающие в декабре,
Или они же неподвижной июньской ночью
Счастье — это ослабление боли, при уличном фонаре
Читанная книга жизни — зато воочью
Клочья лет, опадающие белые лепестки,
Устилающие смысла будущего в две руки
С неизбежной осечкой — тут как тут издержки
Вероятности Провидения Новая любовь, повтор.
Но вопреки грамматике все таки неповторимо
Счастье — передышка между приступами, уговор,
Что только благодаря нищему познается милость. Мимо
Сердца не пронесешь тревоги, только если оно болит —
Познается по-настоящему. Передайте кардиограмму
По следующему адресу: город Энск, Полевая стрит,
Не забывайте жену, подругу, а также маму
Кем-нибудь была каждому, но никому — судьбой,
Однако все, что ни происходит, к лучшему, о, я послушна.
Счастье — это. Господи, мне хорошо в любой
Паузе онемения. Если кому-то нужно
Быть еще кем-то — дай возвратить долги,
Память подскажет: детство, запертое на ночь в доме,
А за окном хруст веток, ухающие шаги,
Розы, неврозы, слезы — все это в четвертом томе
Фрейда описано. Впрочем, шит налицо проем,
Спутаны нити Парки, собственно, без причины
Мелочь воспоминания, выскочившая потом,
Присказка бутафора в глубине витрины —
Заметем следы, приплетем сюда какой-нибудь ширпотреб,
Что-нибудь посущественней, чем цветы с потаенной бомбой
Жизнь трагична, но трагизм плодотворен и насущ, как хлеб
Счастье! Ишь чего, уголок в бездомной
Зрелости — это уже предел,
Средтсво утоления боли. Дальше, говорят, — молчанье
Спутаны нити, сорваны (розы ли?), так что и пряхи мои не у дел,
Ямбы упали в ямы, варварство, одичание,
Правые правы — это уже не стихи,
Не исповедь, а истерика, многоорганный опус
Из слез, не выплаканных в детстве. И будущее, в две руки
Вычесленное, не сбывается. Но почему-то ложится в пропись.

1991 г.