Стихи По эту сторону Осенние сентенции Кто ты, мой ангел-хранитель

Кто ты, мой ангел-хранитель

Осенние сентенции

IV


Кто ты, мой ангел-хранитель, может быть, ты — соглядатай,
молча стоишь за плечом и читаешь не только стихи,
но и частные письма?
Может быть, знаешь слова, утаенные сердцем,
но полные зла и досады, странные, страшные, мутные мисли,
чумные мистерии тела?
Кто ты, несущий добро, наблюдающий в щель меж мирами, словно подросток в царапину в банном окне?
Где то досье, куда наблюденное молча заносишь,
тихо скорбя, что на черные буквы скоро не станет чернил?
Редко, должно быть, выводишь значки голубые, радуясь,
пишешь кудряво — не наспех, не то что бред стенограммы
грехов.
Кто ты, во мне пребывающий, строго следящий снаружи,
чей ты агент и помощник, предтеча и стражник, неужто
светел твой лик и зовешься ты совестью Божьей?
С кем же он весть совместил и сложил свое бремя на плечи
бренные плоти — ей ли влагалищем быть духу огня? а лучу его
ножны такие едва ли сгодятся.
Что, как прожектор, он ищет во тьме мирозданья,
души ли ловит, на путь наставляя? но свет его только слепит.
Кто ты — за правым плечем? ты мне привиделся белою птичкой,
С, неба слетевшей и лапками вросшей прямо в лопатку мою.
Я этот сон не забуду — как шла по зеленому лугу
к белому скромному храму, и с вешнего неба слетела
малая пташка ко мне на плечо — запиши его почерком светлым.
Только чернила на то и чернила, не могут быть светлыми, ибо
слово светло и невинно, пока несказанно, и сон мой —
просто соблазн и издевка, коль словом рассказан.
Разве я выясню, кто ты, только запутаю карты,
ну как не выпадет длинной дороги, а главное, птиц придорожных,
шумящих в терновых кустах.
Знаешь ли что запиши: многое жаль, но дороги —
длинной, извилистой, ранней, в замше травы под росою —
отого жальче всего.