Стихи По эту сторону Слова, слова, слова Преломление

Преломление

Слова, слова, слова

Я люблю полдень, лето, залах смолы и хвои.
Наканифольте смычки, кузнечики розовой паранойи —
Вспомним, как это было, какие шуршали травы
Отроческой эйфории, божьей хвалы и славы.
Кладбище в лесу сосновом. Золотые слезы.
Лень. Тень от бабочки. Все растворено в наркозе
Умиротворения, легкого всепрощения, благодати.
Дремлют кресты, раскинув руки не для распятий
Скорее объятий, скорее братских или сыновних.
Дремлют сирень отцветшая и спит терновник.
Такой печали от счастья и не отличаешь сразу.
А еще я люблю лирические рассказы,
В этом доме милостыню принимали за милосердие.
В этом доме каждый душевный грош пробовали на зуб.
Складывали и подсчитывали — ступенечками в бессмертие,
Вниз. Но слова, что временами слетали с губ,
Воспаряли выше, достигали мезонина, крыши,
Скворечника, где трещали клювами нежные отец-мать.
Да не хлебом единым все же — здесь и духовной пище
Знали цену и вкус. И поэтому воспарять
Не возбранялось, скорее наоборот — но в меру.
Мера ценилась даже больше, чем самый вкус.
Но наверху всегда так — этикет, манеры,
Зато и поэтов знают не как-нибудь, а наизусть.
Пусть. Нам главное — дожить, чтобы нас опять любили.
Не цитировали, то есть не смахивали библиотечной пыли
До золотой кадрили в щедром солнечном свете.
На портрете нету лица, как у девушек в кордебалете.
Помни о смерти, чтобы никогда не забывать о жизни.
Как вино в амфоре, слово настаивается в афоризме.
Пока вдруг не распробуешь и не поймешь, пьянея
Так вот о чем речь. Подчас и печаль полнее –
По скрытой красоте — счастья. Сколько противоречий
В этой жизни неновой, особенно же под вечер.
Затеплим же свечи. Слова остаются в силе.
Боже, как это нужно — чтобы нас опять любили!

1990 г.