Стихи По эту сторону Слова, слова, слова От любви до ненависти не один шаг, а тысяча

От любви до ненависти не один шаг, а тысяча

Слова, слова, слова

От любви до ненависти не один шаг, а тысяча,
И до девятьсот девяносто девятого еще можно жить,
Пока сердце слепым котенком в чьи-то теплые руки тычется,
Нe ведая, что его подняли, дабы утопить.
Из милосердия. На безлюбье и злоба люба —
Все-таки чувство, хоть и вывернутое в антимир
По ком это звонит колокол, скажи, голуба,
Кто из нас осваивает открытый эфир?
Сое-страдание разве вышло из состава преступления?
Ковноязычит на порогах памяти русская речь.
Не доаукаться до ближнего, но медь весенняя
Растревожит дальнего, что игра стоит свеч,
Хотя бы церковных. Ибо если душа бессмертна,
То это меняет дело, а ненависть уже дика,
И ты уже нe котенок. А закончится кинолента —
Заправят новую. Неужели я забуду, как тепла рука
А в особенности щека того, чье имя и на звездной исповеди
Произнесу иначе, чем прочие имена
Тысяча свеч зажглись, чтобы путь мой высветить,
И тысяча девятьсот девяносто девятая мне видна.
Как дойти до любви? — вопрошаю угасшим голосом.
Можно ли повернуть назад или что-то перешагнуть?
На безлюбье и детство никнет, и вянет молодость,
Так зачем же высвечивать безнадежный путь?
Притягательное молчание, трепетание свеч и теплые
Обязательные движения, слишком бережные, вы чьи?
Понесли, у груди укачивая. В общем, бред, утопия,
Все равно не поверю ужо, и даже слез ручьи
Но растопят заносы снежные. А гудят весенние
Благовесты. Светлое воскресение. Колокол-то — вон о ком.
С шумом несут потоки траву спасения —
Солому. Вороны прохаживаются обиняком.
Куда девалась трагедия, злоба, тоска, раскаянье?
Сплошное таянье. Круговорот воды.
Кто мне поверит, что я умираю? Заинька,
Скажут, киса, тебе почудилось, и мой следы,
Мокрые отпечатки пяти подушечек
Вытрут влажною тряпкою — вот и нет следа.
Ерунда, в общем. Но по ком-то звонят, я слушаю
И думаю: о, если бы один шаг, да еще знать — куда.