Стихи

Стихи - Татьяна Макарова

Помни о жизни

Слова, слова, слова

К счастью, есть шанс дожить, чтобы вас опять любили —
Это смерть. Слезы, пролитые на могиле,
Самые золотые. Так любят на стенах портреты
Ушедших в сумерки те, кому остались рассветы.
Так любят распятых, снятых с креста, уже обмытых.
Уже не смущающих притчами: о бытии и быте.
Я люблю запах белых акаций в ночном июне,
Но никаким картинам на стенах не расцвести, и втупе
Надеяться вспомнить тот цвет не на этом свете.
Потому соответствует «мементо мори»— помни о смерти —
Мысли о любви и о море, то есть — помни о жизни.
А не о ее смысле. Мы ведь не на тризне.
Я тоже как все, люблю море и над ним закаты;
Я тоже знаю — умирать не ново; проставьте даты,
Каше хотите — хороните своих мертвецов, но молча.
Я же намерена еще жить годиков так... Но кончим
Препираться о времени, чтобы его не сглазить.
Еще я люблю лирические рассказы.
В этом доме любовь закатилась под стол, как семечко,
В этом доме сердца потрескались, словно чашки.
Здесь все постепенно сходят с ума, по ступенечке.
Вниз — от мать-и-мачехи до Золушки-замарашки.
Такие замашки. Зеленое зло прорастает в благие цели,
Словно цепкая плесень в благородный сыр и дальше.
Но поднимаемся вверх, в мезонии, где когда-то пели.
Музицировали и смеялись. Листок опавший
Разглаживали любовно и закладывали в стихи Бальмонта,
Поль де Кока. Блока или Алигьери Данте.
Что необязательно. Просто от окон до горизонта
Было достаточно далеко. Привстаньте
На ваши цыпочки. Надо дожить, чтобы нас опять любили.
Слова остаются в силе, я люблю запах садовых лиан и,
Белых, библейских, но не летейских, хотя водяные
Тоже люблю, как все, но ни одни расписные
Стены, мозаики, фрески нас не одарят медом
Свободы дыхания под непосредственным небосводом. 

 

От любви до ненависти не один шаг, а тысяча

Слова, слова, слова

От любви до ненависти не один шаг, а тысяча,
И до девятьсот девяносто девятого еще можно жить,
Пока сердце слепым котенком в чьи-то теплые руки тычется,
Нe ведая, что его подняли, дабы утопить.
Из милосердия. На безлюбье и злоба люба —
Все-таки чувство, хоть и вывернутое в антимир
По ком это звонит колокол, скажи, голуба,
Кто из нас осваивает открытый эфир?
Сое-страдание разве вышло из состава преступления?
Ковноязычит на порогах памяти русская речь.
Не доаукаться до ближнего, но медь весенняя
Растревожит дальнего, что игра стоит свеч,
Хотя бы церковных. Ибо если душа бессмертна,
То это меняет дело, а ненависть уже дика,
И ты уже нe котенок. А закончится кинолента —
Заправят новую. Неужели я забуду, как тепла рука
А в особенности щека того, чье имя и на звездной исповеди
Произнесу иначе, чем прочие имена

Подробнее...

 

Ненавидеть намного трудней, чем любить

Слова, слова, слова

Ненавидеть намного трудней, чем любить.
Больше тратится сил, и сгорает
Интенсивнее жизненакальная нить.
Надо предохранить — эта лампа весьма дорогая.
Надо предупредить. Это проповедь по четвергам
Потому что воскресные несколько надоели,
А по пятницам, знаете сами, то там, то сям
Недостатки вскрывают, происшедшие на неделе.
Еле в теле душа у того, кто терзает гриф
Символического инструмента — гетера, гитана?
Под аплодисменты вскрываемых язв, цитат из книг
И выплески из сосудов скверны — самых-самых.
Нe проще ли доказать, на что тратится больше сил.
Вы же любите логику с легионами доказательств.
Вам что, силы некуда девать? Я вас любил,
И любовь еще быть может. И без всяких там обязательств

Подробнее...

 

Рухнули на колони атланты и пали кариатиды ниц

Слова, слова, слова

Рухнули на колони атланты и пали кариатиды ниц.
Комендант сказал: контрабанды им не вывезти из-за границ.
Гранитное чело набрякло, кровью налились глаза.
Нельзя — выдавила грудь Геракла, а руки зашли с туза.
Литва. Литовия. Ливония. Ливень литературных слов.
Но не нов поворот ключа гаечного по оси основ.
Ах, как же рванет пружина, сдавленная донельзя!
Авось — забила гвоздь дружина и двинула в ход ферзя.
Сила с нами и Риму выстоять. Не приведи Господь.
Исподволь тянет в исповедь мпогопобедную плоть.
Выше стропила, плотники, окна рубите вкрест,
Не удержит сквозняки на стрежне державный жест.

Подробнее...

 

Расскажи, суверенное слово, куда ты, кому, от кого

Слова, слова, слова

IV

Расскажи, суверенное слово, куда ты, кому, от кого
и какого соблазна?
Разно кажется, эти строчки мелькают, тают звуками,
пианист отрешенно сбивает
Ритм, и в польской мазурке прорезается блюз,
я готова сказать: безобразно,
Нo слеза застилает. Не знаю. Бывает, конечно,
а все-таки так не бывает,
Откровенно. Еще бы чуть-чуть. Постепенно. Смотри, не спеши,
да и сглазить недолго.
Птица иволга. Не могу я, что-то плещется в грудь,
разрывает тоской и усладой.

Подробнее...

 

Расскажи о себе... Ты надеешься на контакт?

Слова, слова, слова

III

Расскажи о себе... Ты надеешься на контакт?
Шутишь сдержанно — мол, задело, слегка. За дело.
И несмело: отсюда лишь так, и размеру в такт
Неумело н неумеренно: видать, поспела.
Умирать ли стать, словари впопыхах листать.
Душу спелую сотрясать, как грушу.
Что нарушу, признавшись: недорога та кладь,
Позволяющая бить баклуши?
Жизнь, однако же — удостоверяющие зеркала.
Как откажешься? И какие предпочтешь скрижали?
И не знали сотоварищи, как, оказывается, мала
Та овчинка, на которую они кивали.

Подробнее...

 

Я пишу и не знаю, зачем я пишу и куда

Слова, слова, слова

II

Я пишу и не знаю, зачем я пишу и куда.
Провода за окном провисают, и сжимает цепочка запястье.
В том ли счастье, что ставится преисподенная сковорода
И пекутся блины, как причастье
К жизни новой? Неужели? Чего не сожжешь сгоряча,
Не поймешь перед выбором, однозначным как срок: или-или.
Снова слово. И, стало быть, лезвие — без меча,
Смех — без уст, белый запах — без белых лилий.
И не выли собратья по смерти, а советовали искать
Смысла опой, полагая, что в смерти достаточно смысла.
Я зависла меж светом и тьмой, подо мной черноморская гладь,
Надо мной — бледной радуги среднерусское коромысло.
Слово в слово. То лицо, то изнанка, вяжу
Пряжу нежную. Подвожу свою сеть под навагу.

Подробнее...

 

Я пишу из нежизни, не зная зачем и кому

Слова, слова, слова

В.К.

I

Я пишу из нежизни, не зная зачем и кому.
Наблюдал жизнь атомов и перемещения пыли.
Мои руки забыли, чем были. Я плету словеса на дому,
Заповедуя в мифы неэтусторонние были
И не вы ли, собратья по духу, советовали искать
И просеивать прах ради редкого желтого блеска?
Я взмахнула так резко, что сорвалась подручная кладь
И осталась душа без привеска.
Только базис. Оазис без пресной воды.
Только запах — без розы, ее кутерьмы лепестковой.
То есть слово. Труха о полова. Железной подковы следы.
Где же лошади? — В жизни новой.

Подробнее...

 

Я выросла из старой кожи, Боже!

Нейтральная полоса

Я выросла из старой кожи, Боже!
Просто, что поминаю имя всуе, не спасу я
Тщеславную тщету души, и все же
Прости, ибо тебя взыскую.
Но получаются стихи, сия стихия
Сиятельней любых лучей и ореолов.
Во слово, тщание его молюсь в лихие
Часы ночей грехопаденья и раскола.

Подробнее...

 

Соня, не стаканы летят с подноса, с откоса — страны

Нейтральная полоса

Соня, не стаканы летят с подноса, с откоса — страны,
Стоны сползают со стен. Проворьте его карманы!
Раскол. Сколько же нам колоться в косом дурмане?
Что у него в кармане? Он тот, кто не с нами.
Соня, спаси его, но заранее наказание
Негде уже отбывать. Зачем покаяние
Снимают в цвете? Разве оно не черно-белое?
Разве о нем не молчат? Но зачем я кричу, что я делаю?
Соня! Бесовство, бессонницы — что это с нами?
Совесть устала подсказывать снами. Часами
По раскаленной столице он мечется. После раскола.
Студент, любящий сын, член комсомола.

Подробнее...