Стихи

Стихи - Татьяна Макарова

Опять засвистала весенняя птица

Тайная тетрадь

Опять засвистала весенняя птица,
А небо снялось, в синеву отлетело,
И даль растеклась. И душа не успела
В пронзительном дне до конца раствориться.
Но вот заскользит по каемке тумана
Луна — и тревожно, и мысли иные,
И плоти не станет, и полночь заманит
Проникнуть за темные стекла двойные.
Там бродит в деревьях горячая брага —
Услышу их пульс и проверю давленье,
И в печь положу молодые поленья,
И вспыхнут сырые дрова как бумага.
И будут всю ночь мои руки согреты
У жаркой печи в заоконном тумане.
До нового дня. И не кажется странной
В сиротскую ночь от тоски окаянной
Попытка согреться огнем сигареты.

1980

 

Растаяли серые тени

Тайная тетрадь

Растаяли серые тени.
Луна утонула в туман.
В апрельский ломбард на храпенье
Багаж нетерпения сдан.
Медлительны дни ожиданий,
И сдержан предчувственный пыл.
Корабль, перегруженный снами,
Из гавани мутной отплыл.
Блуждают в долинных туманах,
Колышутся полосы ив…
Призывы друзей безымянных
Доносит высокий прилив.
Отзывчивы тонкие струны
Живых корабельных лесов
— Мы с вами! И падают луны
На волны родных голосов.
И новая песня запета —
Запомните этот мотив!
— Мы с вами! И лента рассвета
Ложится на волосы ив.

1980

 

Если я захочу, если только

Тайная тетрадь

Если я захочу, если только —
Уплыву в кругосветный круиз,
В ореоле от лампы настольной
Освежит мои прописи бриз.
Перемен фитилек опаленный
Подкручу на один оборот.
Предстоит еще графы заполнить
На анкете широт и долгот.
Запишу на особой странице
Пережитую юность свою:
Одинокие падали птицы,
Попадая в свободы струю.
Но словам не доверятся чувства,
Что ведут перекрестный допрос,
Ухожу непредвиденным курсом,
Не востребовав выжатых слез.
Если я захочу, если только —
Я плавучую силу найду,
В кругосветный круиз, в самоволку —
Все равно, но не на поводу!
На волнах одичалых скитаний
Уплыву в неназначенный край...
— Не смеши! И нелепых признаний
Никому, и себе не читай.

1980

 

Незатертого требует слова

Тайная тетрадь

Незатертого требует слова
Необычного зова весна.
Оживаю и чувствую: снова
На железный крючок рыболова
Золотая заманит блесна.
И его не достать без надрыва,
И носить его больно в себе…
Ну так что же — бояться прилива?
И впотьмах, озираясь пугливо…
Да ведь речь — не о рыбьей судьбе
И не надо в нейтральные воды:
Заплывать, обходя западни,
И искать абсолютной свободы...
Абсолютное чуждо природе,
Абсолютное смерти сродни.

1979 

 

Под ногами не в такт, не в шаг

Тайная тетрадь

Под ногами не в такт, не в шаг
Монотонные ребра шпал
Принуждают спешить, бежать —
Кто ж на этот раз опоздал?
То ли поезд мой не пришел,
То ль пришел на другой вокзал?
Отстающего шаг тяжел...
Кто ж на этот раз опоздал?
Я успею, я добегу —
Замелькает колесный вал...
Я стоп-кран сорву, помогу
Тем, кто в этот раз опоздал.

1978

 

Как в пустой полночной электричке

Тайная тетрадь

Как в пустой полночной электричке,
Мы несемся, в грохоте и визге
Различая стали перекличку —
По железным магистралям жизни
Мимо жизни мчимся, по привычке.
Но взлетим, сбиваясь в бездорожьи,
На маяк, мерцающий в тумане,
В неизвестность... Цельтесь понадежней
В нашу стаю, инопланетяне —
Старые друзья, мои, о боже!
Голова закружится, забьется
Левое крыло от напряженья.
Несмотря на то, что удается
Одолеть земное притяженье,
Тянет приземлиться на болотце.
Гуси очарованные, странно
Одичать прирученному сердцу.
Но как манит мимо расписаний,
Вопреки мирскому лицедейству,
На маяк, мерцающий в тумане.

1979

 

Тайная тетрадь

Тайная тетрадь

Моя судьба, ты тайная тетрадь,
Та, что зовется общей, и в общину
Ты общих слов полна наполовину.
Смешна ли наша спешка — собирать
Слова и дни в дырявую корзину?
Зачем рассветы были хороши,
Куда дороги плыли и манили?
И вот он, полустанок — ни души,
Глоток воды и километры пыли.
Далекие товарищи мои!
Мы в поисках последнее теряли,
Но привлекали горизонты, дали,
Но пели кочевые соловьи —
Кого они сегодня освистали?
А между тем шумит аукцион,
И каждый набивает себе цену.
Раз — и унижен, два — и оскоплен,
Три — кто дороже? — за измену.
Прожито, как потеряно. Не жаль?
Жетоны, безналичные талоны,
Протянутые жадные ладони.
Но стоит наша повесть и печаль
Недорого на том аукционе.

1980

 

Совесть

Тайная тетрадь

Настигает момент переломный,
Перехлест суеты и сомненья —
Это снова, собрав подозренья,
Постучался в мое нетерпенье,
В мое сердце пришелец бездомный.
Не свожу напряженного взгляда —
Что за гость этот странник нежданный
Бессловесный, почти безымянный?
Что в дороге его покаянной
Манит так, будто это отрада?
И пришедшая мысль нестерпима:
Что он этой отраде откажет,
Не поверит, с собою не свяжет,
«Ты живешь на показ и продажу» —
Скажет он с прямотой, пилигрима.

 

1979

 

 

А живая вода — не живая

Тайная тетрадь

 А живая вода — не живая.
Заржавела душа, умирая.
Израсходовал воду живую —
Нечем ржавчину смыть скобяную.
Искупить уже нечем. Ах если б!
Но на хрип обрываются песни.
Не испить родниковой... Воскресни!
Не бывает, чтоб души — из жести.
Убегаем: чумы и проказы,
А предательство — это не сразу.
Но приказу, чтоб выжечь заразу.
Уничтожим и совесть, и разум.
Но не верю, чтоб души ржавели,
Чтоб зверели и верить не смели.
На пределе душа, на пределе.
Но не все ж родники обмелели?!

1980

 

Есть запретные темы

Тайная тетрадь

Есть запретные темы
на грани неправды и правды.
Вот, сказала, и все —
остановка, заминка, конец.
И неважно, что кто-то
кует и чеканит стандарты
В затаенной надежде
на терново-лавровый венец.
Остановка моя,
колеи тупиковой шлагбаум.
Огоньки по холмам —
человечье ли это жилье?
Не подсказано сердцем,
не дано наивысшим уставом.
В водах Леты стираем
пропотевшее наше белье.
И снуем, и сдаем
своп души внаем — что направо
Что налево идти —
одинаково темен маршрут.
Остановка моя,
что за той пограничной заставой
Куда страшно идти
и куда колеи не ведут?

1979